Гармония мироздания в душе.

«Размеренность течения мысли во всех головах одновременно, доказывает
более чем что-либо иное, что все мы погружены в один и тот же сон.
Более того: все видящие этот сон являются единым существом».
Ф. Шопенгауэр

  Врожденное ощущение гармонии, присуще всему сущему на земле, как неопровержимое доказательство единства природы, единства мироздания.  Нарастающий, внутри каждого индивида, конфликт между врожденным ощущением гармонии и реальной картиной антропогенной деятельности порождает чувство безысходности, истеричный, неосознанный страх утраты. Чем значительнее диссонанс, тем активнее действия индивида в доказательстве, что все же он хозяин ситуации, а не природа. В настоящее время ощущение диссонанса выглядит как массовый психоз, истерия, которой в первую очередь подвержены «сильные мира сего», в силу того, что они острее испытывают нарастающую дисгармонию, в силу того, что им есть что терять.


  В буддизме, для определения свободы, есть такое понятие как всеобщая пустота - пустота, где находимся все мы. Т.е. пространство лишенное материальной составляющей, только духовное, только мысль… или  по Платону – УМ.  «Ум» бестелесен и бессмертен; «душа» объединяет его с телесным миром чем-то прекрасным, пропорциональным и гармоничным, будучи сама бессмертной, а также причастной истине и вечным идеям. Индивидуальная душа есть образ и истечение «мировой души». Ощущение причастности к этой пустоте, ко всем нам, «мировой душе»  и есть свобода. 

  Чем меньше духовного, т.е. субстанции связующей УМ и материальную составляющую жизни тем острее воспринимается непричастность  к всеобщей пустоте - ко всем нам. Причем это нарастающее ощущение дисгармонии присуще всем без исключения, не зависимо от образования, социального статуса и материального достатка. Последнее только оттеняет и усугубляет проявление рефлексии от попытки уйти от решения (пьянство), до – взять ситуацию в свои руки (максимум денег и власти). И то и другое, к сожалению, всего лишь самообман, жалкая интерпретация свободы. Стремительно растущее ощущение утраты связующей составляющей свободы и пугающая неотвратимость беспредельной власти материального вызывает ощущение безысходности и ввергает в иррациональную рефлексию.
  Человек, возгордившись, способен упорно доказывать самому себе, что он волен в действиях. Только он царь природы, не отдавая отчета в том, что это всего лишь проявление истерии. Только истерией можно объяснить упорное, планомерное разрушение морально-этических и социально-экономических основ общества.  Упорное, а порой, сознательное игнорирование принципиальной разницы между познаю и изменяю. Это приводит к внутреннему конфликту, а непризнание его или намеренное умалчивание порождает страх и агрессию и как следствие, нарастающую изощренность в способах объяснения о вынужденности предпринимаемых мер.  Виртуозные, внешне логичные и аргументированные объяснения есть ни что иное, как попытка оправдать гордыню, цветущую на невежестве. Только невежество может себе позволить трактовать окружающий мир и происходящие события  без причинно-следственной связи, а так как удобно сейчас, не мало сумляши о последствиях.